+7 (495) 249-04-28с 10.00 до 18.00 пн-пт
+7 (495) 545-70-76с 9.00 до 22.00 пн-вс
+7 (499) 755-81-75с 8.00 до 22.00 пн-вс
Хорошо смеется тот, кто смеется в последней инстанции.
Подпись
Председатель коллегии: Лунёв Алексей Владимирович, адвокат
Председатель коллегии адвокатов Лунёв Алексей Владимирович Верхняя рамка контента сайта коллегии адвокатов Ручка адвоката

АС Московского округа исправляет ошибки: пять интересных дел июля

Опубликовано: 19.08.2019 в 13:52

Автор:

Категории: Новости и статьи

В июле АС Московской области проверил решение суда, который признал действительным устный договор купли-продажи акций на 310 млн руб. и определил, когда главный бухгалтер может признать долг от имени своей организации. Кроме того, кассация решила, может ли ИП потребовать перерасчет страховых взносов от Пенсионного фонда, если в законе эта обязанность не закреплена.

Срок исковой давности по устному договору

Как посчитать срок исковой давности для устного договора с неопределенными условиями, один из участников которого умер, решали суды в деле № А40-169343/2018. В нем спор шел о 50 акциях московского конструкторского бюро «Корунд-М», которое собирает сложные электронные устройства. В суд обратился Владимир Бетелин, который в марте 2011 года заключил с Александром Ставицким соглашение о намерении передать ему 50% акций. В июне 2011-го ценные бумаги зарегистрировали за Ставицким как приобретенные по договору купли-продажи. В 2016-м Ставицкий умер.

Истец утверждал, что в 2011 году после соглашения о намерениях он устно договорился со Ставицким о продаже этого количества акций, при этом они не согласовывали конкретную цену и срок оплаты. Покупку тот при жизни так и не оплатил, якобы просил отсрочку. В 2017 году Бетелин потребовал деньги у вдовы Бэллы Раевской. Она тоже не заплатила. Поэтому Бетелин потребовал расторгнуть устный договор и вернуть акции. Цена за них, по мнению истца, должна быть рыночная, то есть 310 млн руб. по состоянию на 2018 год. Бетелин также настаивал, что не пропустил срок исковой давности, потому что акции надо было в отсутствие установленного срока оплатить до востребования.

Арбитражный суд города Москвы не прислушался к этим доводам и отклонил требования. Он решил, что истец не доказал наличия устного договора, согласованных условий о порядке, сроках и размерах платежей за акции. Договорные отношения по передаче акций были, но Бетелин не обосновал, что они должны были быть возмездными. Кроме того, первая инстанция указала на пропуск срока исковой давности. В 2012 году истец уже был акционером бюро «Корунд-М», но обратился в суд только через семь лет после передачи акций.

С этим не согласился 9-й ААС, который удовлетворил иск. Он счел, что в материалах дела достаточно доказательств, что договор действительно был заключен и Бетелин его исполнял. При этом он не должен доказывать факт неоплаты, а, наоборот, ответчица обязана предъявить доказательства обратного. Ведь она была законной супругой Ставицкого и акции находились в их общей совместной собственности, указала апелляция. Она также объяснила, почему срок исковой давности не истек. Он определяется моментом востребования – его надо отсчитывать по истечении семи дней со дня, когда кредитор потребовал исполнить обязательство (п. 2 ст. 200 и п. 2 ст. 314 ГК). Бетелин предъявил требование в 2017-м, а иск – в 2018-м, указала коллегия под председательством Елены Ким.

Иного мнения оказался АС Московского округа. Он признал необоснованным вывод апелляции о наличии долга, ведь невозможно точно установить условия договора: конкретный порядок, сроки и размеры платежей за акции. Кроме того, тройка судей под председательством Людмилы Федуловой не согласилась с тем, что Бетелин успел подать иск. «Поскольку невозможно однозначно установить, что устный договор не предусматривал срока его исполнения, у сторон возникла правовая определенность по оплате акций в 2011 году, когда они перешли к Ставицкому», – указала кассация. С учетом того, что с тех пор истец шесть лет ничего не предпринимал для взыскания задолженности, АС МО согласился с выводом первой инстанции о том, что срок исковой давности истек. Ее решение осталось в силе, Бетелину в иске отказали.

Право без корреспондирующей обязанности

Если в законе не указана обязанность Пенсионного фонда (ПФР) произвести перерасчет страховых взносов, то это еще не значит, что заявитель не может потребовать такого перерасчета, указал АС Московского округа в деле № А40-145066/2018. В нем ИП Ольга Соколова обжаловала решение ПФР, который отказался пересчитать страховые взносы за 2015 год, и требовала обязать это сделать. Она указывала, что применяла упрощенную систему налогообложения (доходы минус расходы), но ей насчитали страховые взносы только от суммы дохода.

Но две инстанции отказали Соколовой, потому что решили, что она выбрала неправильный способ защиты. Она могла подать заявление о возврате излишне уплаченных взносов, но не сделала этого. Вместо этого истица потребовала перерасчета, но в законе такой обязанности нет.

АС Московского округа нашел это толкование ошибочным. Он напомнил, что Пенсионный фонд обязан контролировать, правильно ли уплачиваются страховые взносы, поэтому заявленные требования пересчитать (а не вернуть) страховые взносы вполне оправданные. По мнению АС МО, если в законе прямо не указана такая обязанность, заявитель все еще может требовать перерасчет. Это поможет восстановить права заявителя, потому что будет основанием для последующего возврата (зачета) суммы переплаты. Окружной суд указал на практику в московском округе, где поддерживается этот подход. С такими указаниями дело направилось на пересмотр.

Аренда не от собственника

Должен ли арендатор платить за недвижимость, если муниципальный арендодатель не имел права ею распоряжаться, решали суды в деле № А40-281146/2018. В суд обратилась администрация Балашихи, которая взыскивала 3,1 млн руб. долгов с компании «АкадемСтрой». В 2010 году она арендовала у города землю на 49 лет. Но в октябре 2018 года суд установил, что участок является частью национального парка «Лосиный остров», то есть федеральной собственностью в силу закона (№ А41-34466/18). Право постоянного (бессрочного) пользования было зарегистрировано в 2003 году. Поэтому «АкадемСтрой» не перевел очередной платеж за III квартал 2018 года. Эту сумму с него и взыскивала администрация Балашихи.

АСГМ отказал ей в иске, потому что она не имела права распоряжаться земельным участком, который изъят из оборота. С этим согласился 9-й ААС. Он добавил, что решение о принадлежности участка уже успело вступить в законную силу, когда муниципалы обратились с иском о взыскании задолженности. Поэтому апелляция решила не применять разъяснения из п. 12 «арендного» Постановления Пленума ВАС от 17 ноября 2011 года № 73. В частности, в нем говорится, что арендатор, который пользовался имуществом и не заплатил, не может возражать, что объект принадлежит кому-то еще.

АС МО отменил акты нижестоящих инстанций и напомнил о принципе платности использования земли (пп. 7 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса). Есть ли у арендодателя права на арендованное имущество или нет – это не влияет на обязанность арендатора заплатить за пользование, следует из п. 12 Постановления Пленума ВАС № 73. Как напомнил окружной суд, нижестоящие инстанции оставили без внимания довод администрации, что неприменение п. 12 постановления Пленума нарушит принцип платности землепользования. А значит, арендатора необоснованно освободили от оплаты за период, когда стороны еще не знали, что администрация не может распоряжаться земельным участком. С такими указаниями дело отправилось на пересмотр в АСГМ.

Передумали

В апреле 2018-го ООО «Чистый город» победило в открытом конкурсе на управление шестью многоквартирными домами в подмосковной Немчиновке. Чтобы заключить договор, компания подготовила документы. Правда, части бумаг у нее не было. Она в судебном порядке истребовала их у предыдущей управляющей компании. Но «Теплоэнергосервис» отказался заключать с ней договоры именно по причине неполного комплекта документов и сообщил, что оформил правоотношения с другой компанией.

«Чистый город» решил добиться своего в судебном деле № А40-157214/18. Но суд признал правоту «Теплоэнергосервиса». Он указал, что п. 6 и 7 Постановления Правительства от 14 февраля 2012 № 124 «О правилах, обязательных при заключении договоров снабжения коммунальными ресурсами» предусматривают обязательный перечень документов при направлении заявки на договор ресурсоснабжения. «Довод, что часть бумаг истребуется в судебном порядке, не имеет правового значения, потому что не порождает обязанности ответчика заключить договор при нарушении правил», – указал судья АСГМ Андрей Алексеев. С ним согласилась апелляция.

АС МО оценил их решения критически и напомнил, что задача суда – обеспечить защиту прав лица, которое требует понудить другую сторону заключить сделку. Документы, согласно списку, позволяют ресурсоснабжающей организации подготовить проект договора. Но само по себе их отсутствие – это еще не повод отказать. Согласно общему правилу, рассмотрение заявки лишь приостанавливается до того, как управляющая компания не передаст недостающие документы (п. 14 Правил № 124).

Пункт, где перечисляются необходимые документы, нельзя трактовать таким образом, чтобы позволять одной из сторон уклоняться от заключения договора по признакам формального несоответствия предоставленных сведений или их недостаточности, если у нее есть такие сведения или она может их получить самостоятельно, указала коллегия под председательством Елены Ворониной (такую позицию сформулировала экономколлегия Верховного суда в 2017 году по делу № А41-39674/2016).

Как говорится в постановлении кассации, нижестоящие суды оставили без внимания довод истца, что договоры раньше заключались с предыдущей управляющей компанией, у которой были все нужные документы. А значит, они и так должны были быть у «Теплоэнергосервиса». Чтобы АСГМ разобрался в этих обстоятельствах, АС МО направил дело на новое рассмотрение.

Главный бухгалтер признал долг

В деле № А40-292067/2018 суды определяли, когда главный бухгалтер может от имени юридического лица подтвердить наличие долга в пользу контрагента. В нем «ИнжКапСтрой» взыскивал 837 500 руб. задолженности по оплате подрядных работ с заказчика «Моспромстройинжиниринг». Но две инстанции отказали в требовании по ряду причин. Одна из них – задолженность ответчика перед истцом по оплате коммунальных услуг и других платежей. Ее признала главный бухгалтер «ИнжКапСтроя» в электронном письме. Суды сочли, что главный бухгалтер является уполномоченным лицом и может совершать юридически значимые действия по признанию долга от имени юридического лица. Вместе с актом сверки, который направил ответчик, этого хватило для зачета встречных однородных требований. К такому выводу пришли две инстанции.

Однако, по мнению АС МО, все не так однозначно. Чтобы ответить на вопрос, вправе ли главный бухгалтер признавать долг от имени юрлица, нужно было изучить положение о главном бухгалтере, внутреннюю документацию о том, как распределяются его функциональные обязанности. Коллегия окружного суда под председательством Елены Филиной не нашла в судебных актах и материалах дела таких сведений. «Суды не исследовали полномочий лица на признание такого долга и, как следствие, не исследовали основания возникновения и наличия такой задолженности», – написано в постановлении. С такими указаниями дело направилось на новое рассмотрение.

Ссылка: https://pravo.ru/story/213828/?desc_search=

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Вы можете использовать следующие HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Наверх